середа, 1 лютого 2017 р.

Записки игумена Ореста

"Для совершения заговора они (жители Могилева) назначили первое число Февраля 1661 года. Пред оным числом (по секретному повелению магистрата) ночью тайно Могилевские жители повынимали кремни из ружей Русских солдат, у них квартировавших; поутру же 1-го числа Февраля магистратские чиновники и почетнейшие граждане, собравшись в Ратушу с скрытыми под одеждою мечами, ожидали определеннаго времени в готовности к началу избиения.


Poccийские солдаты, не зная таковаго заговора, учиненнаго мещанами на погубление их, ходя по рынку толпами начали по обыкновению своему насильно брать и хватать калачи продажные; мещане нарочито громко закричали, по заговору с членами магистратскими; на таковой крик бургомистр Пора Леонович, с катовским мечем выбежав из ратуши, перекрестившись, крикнул: пора! пора! Вдруг зазвонили в вечевой ратушный и на братской колокольни колоколы на тревогу, и бургомистр Пора-Леонович с товарищами первый начал пред ратушею на рынки катовским большим мечем рубить Росийских солдат; а мещане, послышавши колокольный тревожный звон, по всему городу, по всем домам и улицам, нечаянно нападши, кололи, резали бердышами, топорами, молотами и, чем кто мог, убивали Русских солдат без всякой пощады. Таковое злоумышленное нечаянное нападение на Русских солдат, страшный крик и кровопролитие в одно мгновение ока произвело вовсем городе. И хотя оное нападете учинено мещанами нечаянно и на безоружных Русских солдат, однако они, как люди военные, начали было на рынки верх брать над мещанами, но вдруг один из мещан, видя опасность, побежал и отбил тюрьму, в которой содержалось большое количество арестантов пленных Поляков, кои, выбегши из тюрьмы, отчаянно дрались с Русскими солдатами, и тем значительную помощь мещанам учинили, так что в течении нескольких часов избили во всем городе все бывшее в нем Российское войско. Во время сей битвы много ранено и несколько убито мещан Могилевских.

По избиении Российскаго войска, мещане воевод и чиновников, оковав в железа, посадили в тюрьму; а убитых, ободравши с них платье, погребли нагих, некоторых на горе Самусевой (место то до нынешняго времени называется костернею по той причини, что на том месте множество было костей человеческих и поставлена была каплица, которая была наполнена костями человеческими), других погребли близь Покровской богадельни; а иных в других местах, где можно было погребсти. По погребении избитаго Могилевскими мещанами Российскаго войска, магистратские чиновники: войт Петр Казанович, бургомистр Иосиф Пора-Леонович и Василий Леошкевич, ратманы Евсевей Кондратович Шишкевич, Александр Филькевич и писарь ратушный славетный Антон Иванович Кликунов, для препровождения и доставления в Варшаву Российских двух воевод, Семена Савича Горчакова, Матвея Андреевича Полуевктова и головы стрелецкаго Семена Ивановича Чекина и других офицеров, окованных в железа, сами лично отправились из Могилева и благополучно доставили. И как в то время по случаю был в Варшаве собран из всех областей Польских великий сейм, на коем и сам Польский король Ян Казимир присутствовал, то и поведено было Польским королем двух оных Российских воевод с другими военными чиновниками, окованных, под стражею, представить публично на Варшавский сейм. По каковому повелению помянутые воеводы с другими чиновниками были лично представлены королю. Король и вся Речь Посполитая весьма довольны были таковым отважным поступком Могилевских граждан, и за таковую победу, одержанную Могилевцами над Российским войском, от всей Речи Посполитой Могилевские граждане заслужили толь великое благоволение, что все прежде бывшия их преступления против Короля и Речи Посполитой преданы вечному забвению.

Чиновников же магистратских король всех пожаловал дворянами и дворянскими преимуществами, жаловал отличием офицерским, военными саблями, как бы на генеральном сражении отличившихся храбрости и победою. А ревностный и первейший зачинщик и предводитель онаго поражения Россиян бургомистр Леонович в данной королем Яном Казимиром дворянской привилегии наименован не Леоновичем, но Пора-Леоновичем по той причине, что он Леонович, пред началом таковаго достопамятнаго действия крикнувши: «пора, пора!», начал бой и возбудил всех сограждан своих к храбрости и мужеству; а посему угодно было королю пожаловать Леоновича дворянином с прибавлением к фамилии его онаго слова «пора», дабы и потомки его от рода в род, для незабвенной памяти достопамятнаго происшествия, именовались Пора-Леоновичами"

Сигнал к началу восстания подал бурмистр Леонович, подняв меч и крикнув "Пора!"

Немає коментарів:

Дописати коментар