середа, 20 серпня 2014 р.

Таджикистан: давление на ведущую оппозиционную силу

Лидирующая оппозиционная сила Таджикистана, Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), пожаловалась на скоординированную кампанию правительства, направленную на дискредитацию и ослабление партии перед грядущими выборами в парламент в следующем году.

Единственная в Центральной Азии легально действующая исламская партия, ПИВТ, имеет 2 из 63 мест в парламенте страны, но ее 42000 членов делают ее второй по численности политической силой после Народно-демократической партии Таджикистана, возглавляемой Эмомали Рахмоном.
Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири рассказал IWPR, что ожидает систематические атаки на партию в преддверии выборов в феврале 2015 года.
8 июля правительственная газета «Джумхурият» опубликовала статью, которая остерегает Кабири от повторения судьбы египетского политика Мухаммеда Мурси, лидера Партии свободы и справедливости.
Главный кандидат от партии Братья-мусульмане был избран президентом после народного восстания, приведшего к свержению Хосни Мубарака в 2011 году. Однако Мурси продержался у власти всего год до того, как его свергли военные в июле 2013 года и обвинили в разжигании насилия и убийств.
Стараясь подчеркнуть, что Кабири должен извлечь уроки из взлета и падения Мурси, в статье говорится, что Братья-мусульмане «хотели взять правление в свои руки в Египте... но не смогли править даже один год».
Статья стала ответной мерой на речь Кабири в преддверии Дня национального единства 27 июня, годовщины окончания гражданской войны 1992-97 годов в Таджикистане.
ПИВТ была преобладающей силой в течение пятилетнего восстания против администрации Рахмона. Мирное соглашение в 1997 году привело к разоружению боевиков оппозиции, а их лидеры получили места в правительстве, хотя затем их постепенно вытеснили оттуда.
«Мы готовы поддержать и критиковать [власти], чтобы исправилась ситуация, - заявил Кабири своим сторонникам. - Но если первое и второе не поможет, то почему бы политическим партиям, в том числе и ПИВТ, не стремиться к тому, чтобы исправить ситуацию для того, чтобы к власти пришли люди, которые смогут управлять государством лучше?»
Кабири выразил обеспокоенность тем, что ПИВТ столкнулась с повышенным уровнем притеснения, и это обвинение подтверждено рядом недавних инцидентов.
28 апреля заместитель председателя ПИВТ Саидумар Хусайни и ряд активистов партии были побиты толпой, пытавшейся сорвать встречу в Хороге на юго-востоке Горно-Бадахшанской Автономной Области. На собрании партии, на этот раз в южной Кулябской области, произошла аналогичная атака 10 июня.
Офисы ПИВТ в северных городах Худжанд, Пенджикент, Исфара и Спитамен были закрыты местными администрациями, заявившими, что они находятся на территории, подлежащей реконструкции. Муниципальные власти пообещали предоставить им другие участки земли, но обещание до сих пор не выполнено.
В апреле власти отобрали рынок (в г. Турсунзаде, в 60 км) к западу от столицы Душанбе, которым владела жена Кабири, утверждая, что эта территория им необходима для строительства нового спортивного центра. По словам Кабири, конфискация имела явно политический характер, поскольку власти отвергли его предложение о строительстве спортивного сооружения за его счет. (Больше информации об этом случае см. в статье «Конфискован рынок, принадлежащий семье лидера ПИВТ-а».)
Инсайдеры ПИВТ утверждают, что эти события указывают на то, что правительство пытается ослабить саму партию как политическую силу, в отличии от прежней политики дискредитирования отдельных ее членов. В прошлом году члены ПИВТ обвинялись в многоженстве, а также были распространены секс-видео якобы с их участием. Кроме того, бывших членов партии привлекали для записи видео-обращений, в которых они просили людей не вступать в партию.
Государственные СМИ выдвинули серьезные обвинения сообщив, что некоторые граждане Таджикистана, уехавшие в Сирию воевать на стороне исламских групп боевиков, были членами ПИВТ.
«Если раньше они обвиняли только отдельных членов нашей партии, то сегодня они придираются к самой партии», - говорит другой заместитель лидера Партии, Махмадали Хайит.
Ведущая правозащитница Ойнихол Бобоназарова, единый кандидат от коалиции оппозиционных сил на президентских выборах 2013 года, в которую входила также и ПИВТ, говорит, что власти боятся политического плюрализма.
По ее словам, они считают ПИВТ единственной силой, способной представлять серьезную угрозу на выборах.
«Каждая новая идея [партии] воспринимается как опасность, поэтому такой режим использует давление, как единственный способ правления и не готов к конструктивным спорам», - добавила она.
Иззат Амон, руководитель Союза таджикской молодежи в Москве, считает, что политическая осведомленность в Таджикистане повышается.
«Сегодня большинство молодых людей хотят вступить в партии, - говорит Амон. - Каждый молодой человек, который придерживается оппозиционной идеологии и не имеет права голоса, желает вступить в партию. И, таким образом решить болезненные накопившиеся проблемы общества при помощи партии».
Он добавил, что действия властей могут означать попытку либо вывести партию из строя, либо вынудить Кабири, чье влияние усиливается, завершить свою политическую деятельность.
По словам Амон, это может привести к обвинению Кабири в нарушении закона. «Опыт последних лет показывает, что они фактически не боятся этого делать. Могут без видимых причин приписать какое-либо преступление или вину кому им угодно», - говорит Амон, ссылаясь на дело Зайда Саидова, бывшего министра промышленности, арестованного вскоре после создания им собственной политической партии. (См. «Таджикский оппозиционный деятель приговорен к 26 годам тюремного заключения».)
По словам политического журналиста Фахриддина Холбека, сейчас власти считают ПИВТ угрозой, так как ее растущая мощь делает ее конкурентоспособным кандидатом на выборах. Вместо того, чтобы вернуть ослабевающее доверие общественности к правительству, власти преследуют оппозиционную партию, говорит он.
Про-проправительственные политические деятели отрицают, что власти пытаются разрушить ПИВТ и заявляют, что это обвинение выдвинуто для отвлечения внимания от того факта, что партия слаба.
«Власти и государственные структуры не предпринимают таких попыток [контролировать ПИВТ]. Нет давления и попыток чтобы партия исчезла», - говорит Амиркул Азимов, председатель Комитета по безопасности и обороне Парламента страны и член президентской партии.
Сайфулло Сафаров, заместитель начальника Центра стратегических исследований при Президенте страны, также настаивает на том, что против ПИВТ не предпринимается никаких действий.
«Конститутция Таджикистана дает разрешение на деятельность партии религиозного толка и все партии равны перед законом, у них только разные возможности”, - говорит он. “Если власти хотят причинить вред партии, то они бы побольше помогали светским партиям. В этом случае ПИВТ бы ослабла , но до сегодняшнего дня власть не предпринимала таких попыток».
По поводу закрытия офисов ПИВТ в ряде городов, Сафаров сказал, что решения были полностью законными и принимались с единственной целью инвестирования в городское развитие. По его словам, партии предоставят землю на другой территории. Он отметил, что это не повлияло на штаб-квартиру партии в Душанбе, столице Таджикистана.
Каюмарси Ато – контрибьютор IWPR в Душанбе.

Немає коментарів:

Дописати коментар