вівторок, 26 квітня 2016 р.

Мой суд - любовь моя и боль

 
(Не для  праздного  любопытства,  криминальное  обстоятельство -  о «подпольной»
         гражданской  судебной  инстанции  судебной  системы  Казахстана.)

   Предназначено  Всем, пока человеческое судейство не заменено на компьютерное;  Всем,  пострадавшим от  судейства; но чтобы Все оставались сдержанными  и  лояльными.
   И вниманию Президента Казахстана, который,  как  «…гарант…, незыблемости Конституции, прав и свобод человека  и гражданина»,  почему-то не защищает  свои обязанности   от массового нарушения  их  судьями, но чтобы Вы, Нурсултан Абишевич, тоже оставались сдержанным, как всегда, но не лояльным  (благожелательным) к судьям,  как  прежде.
  Я   не тешу себя надеждой вытравить в Вас сформированное советским воспитанием  романтическое отношение к слугам Фемиды, но именно потому, что в Казахстане нет законного суда, все Ваши  государственные Планы не реализуются лучшим образом  и Обращения к народу остаются   втуне; Ли  Куан  Ю, с которым Вы сравнивали себя, не стал для Вас примером  в отношении судов.
    Итак, о главном праве человека  по  п.2. ст. 13 Конституции РК – «Каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод», без соблюдения  которого все другие конституционные  права и свободы - профанация,  нарушение которого обеспечено Верховному Суду РК нормами
 о предварительном рассмотрении Ходатайства о пересмотре судебных актов в кассационном порядке (Ходатайством названо в законе оспаривание в кассационном порядке судебных актов стороной по делу в последней инстанции РК).    
    Обращаю внимание на то, что  в законе установлено -  «Нормы гражданского законодательства должны толковаться в соответствии с буквальным значением  их словесного выражения». Эта  аксиома  обязывает автора публичного материала на сутяжную тему излагать своё мнение в терминах и выражениях, применяемых в законе (читать такую  нуднятину  под силу только со специальным  интересом), а в данном случае моё «открытие» ещё  и  напрямую связано с несоблюдением этой  нормы  в самом законодательстве. Именно   аксиома о педантичном изложении законодательных  норм, следовательно,  и о нашем педантичном  отношении к ним  послужила для распознавания неконституционности  одной «ряженой» в разные словесные платья процессуальной нормы для разных судебных инстанций.
   Правильное понимание законодательной  нормы  возможно, если она  изложена  однозначными словами, или омонимами с указанием,  в каком значении они применены. Но в законодательстве повсеместно применены неопределённости и разночтения, которые позволяют судьям поворачивать их смысл,  как «дышло».  В законодательстве не бывает ничего нечаянного, а поэтому и судьи, которые обязаны изготавливать  свой судебный акт  в законодательных терминах однозначно и ясно, пользуются и законодательным «дышлом», и сами отступают от нормативного языка.
      Обращения в суд человек может писать так, как он умеет, но должен  привести  некоторые обязательные сведения, необходимые,  чтобы суду было понятно, между кем, о чём  спор, на  каких основаниях и какие претензии. Прежде,  чем принять обращение в производство, райсуд предварительно рассматривает  его  на соответствие  нормативным требованиям по форме и содержанию, в случае несоответствия  возвращает обращение заявителю для исправления обнаруженных недостатков    (процедура обязательная и должна быть единообразной  для всех  судебных инстанций).
    Несоответствия  Исков и  Апелляционных жалоб и   возвращения их заявителю, не останавливает их дальнейшее движение, после исправления они могут быть поданы вновь, кроме предварительного рассмотрения  Ходатайств, в результате которого - «при отсутствии оснований для пересмотра судебных актов» и  отказа  в  передаче Ходатайства для рассмотрения в заседании суда кассационной инстанции Верховного Суда, фактически окончательно останавливает дальнейшее  движение дела.    
    В нормах, регламентирующих предварительное рассмотрение Ходатайств «судьёй кассационной инстанции»,    - ст.443 и 444 ГПК РК  содержатся умышленные неопределённости, которые не нужны не для чего иного, кроме судейского произвола, а именно.  В «Ст. 443 ГПК РК.  Предварительное рассмотрение ходатайства»  установлено «судье» разрешить два вопроса: «1) о наличии или отсутствии  оснований к возврату ходатайства, предусмотренных частью 1 ст. 442 ГПК РК» (восемь оснований); и  « 2) о наличии или отсутствии  оснований  к  истребованию судебного дела. Первый  обеспечен   основаниями  в указанной статье, но  не указано, что понимать под «возвратом ходатайства» и последствиях его.  Причём, по части 2 ст. 442 ГПК (по трём  основаниям о возвращении) -  «выносится «Постановление» соответственно  судом кассационной инстанции либо судьёй, участвующими при предварительном рассмотрении. В остальных случаях (каких?) ходатайства возвращаются письмом…». Ещё,  оказывается,  -  в предварительном рассмотрении (кроме «судьи») участвует ещё какой-то «суд кассационной инстанции», но как «участвующими»,  совместно, порознь, одновременно, по очереди? Сведений нет.  Ещё оказывается, - возвращение «письмом» (чьим, «судьи»  или   судом?), и  в чём разница последствий возвращения по ч.1 ст. 444 ГПК РК  «Постановлением» и по ч. 2 ст.442 ГПК РК «письмом»?     
    Для второго вопроса в ст. 443 ГПК основания  не  указаны, что означает,  - о таких основаниях никто не должен  знать?Истребование Ходатайства из райсуда  предоставлено на произвол «судьи»?
  Есть в ГПК ст. 438 с названием – «Поводы и основания к истребованию дел  и  пересмотру судебных актов, вступивших в законную силу», по названию  которой  «поводы и основания» якобы одни  и те же для истребования  и для пересмотра, тогда как  в тексте статьи  «поводы» и «основания»   разнесены в разные нормы для разных процессуальных действий, - опять?    
  «Оснований к истребованию»  в ст. 438 ГПК нет, есть в п. 2 – «Поводами к истребованию дел  являются  ходатайства…». Ходатайство пришло – дело должно быть истребовано, но  если   в норме вопрос установлен  к разрешению, то есть и, как  к  не  истребованию, то  вопрос туманный? Для чего нужно истребование, и  для чего нужны два срока: десятидневный - для  разрешения двух указанных вопросов, и ещё в  «течение тридцати рабочих дней», -  каких ещё вопросов?  Прямо не указано, не случайно.  В ст. 438, п. 5 есть - «основания к пересмотру в кассационном порядке  вступивших в законную силу судебных актов…», («основания к пересмотру»  для кого?)(Чехарда терминов: «поводы» и «основания», «к истребованию» и «к пересмотру», ничем не оправдана, применена  не случайно?)
    По  ст.  444 ГПК  «Решения, принимаемые по результату предварительного рассмотрения ходатайства»,  ч. 1 «…судья выносит постановление: 1) о передаче ходатайства с делом  для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции  при  наличии оснований для пересмотра судебных актов; 2)  об отказе в передаче ходатайства…при отсутствии оснований для пересмотра судебных актов; …».  Ни для п. 1), ни для п. 2) не указаны никакие основания. Поэтому на практике – в Постановлении от 09.03.2016г. (рег. № 6001-16-3г-5/4260) об отказе в передаче Ходатайства в суд кассационной инстанции  «судья» Г.Б.Дуйсебаев «руководствовался» только п. 2) ч. 1 ст. 444 – о характере постановления, а не основаниями, которых ему  ГПК не предоставил, не случайно?
   Если следовать правовой аксиоме – буквальному значению словесных выражений норм  статьи  444 ГПК РК, то предварительным –то  рассмотрением Ходатайства  «судья»  не разрешал  вопрос  «о передаче» или «об отказе в передаче» и ему не вменялось устанавливать наличие или отсутствия оснований для пересмотра судебных актов, следовательно, его  «Постановление» по   пунктам 1) или 2)  части 1 ст. 444 ГПК РК и неправомочно, и  абсолютно не обосновано законом (основаниями) – второй ПРОИЗВОЛ.       
   Несоответствие терминов продолжается  и для    суда  кассационной инстанции:   ссылка на   п. 5 ст. 438 ГПК ––«Основаниями к пересмотру в кассационном порядке…судебных актов…, являются существенные нарушения норм материального и процессуального права,  предусмотренные статьёй  427 настоящего Кодекса, которые привели к вынесению незаконного  судебного акта», но  ст. 427   называется не «Основания для пересмотра…», а  -«Основания к отмене либо изменению решения суда…»,  Опять неувязка, -  «пересмотр» разрешает выносить любое судебное решение, а нормы ст. 427 являются императивными - только  в пользу оспаривающего.
   После обнаружения  словоблудия (которым маскируется неконституционность процедуры) норм, регламентирующих рассмотрение Ходатайства в кассационном порядке, теперь о сути. 
  Незаконность права окончательного решения судьбы  дела  предварительным  рассмотрением Ходатайства состоит в том, что оно предоставлено должностному лицу, поскольку и  все судьи, и председатели судебных коллегий, и председатели судов являются должностными лицами судебных органов. В Конституционном законе «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» (далее «КЗ»), ст. 23, п.1 – «Судья является должностным лицом государства…»  
   Судом,  в составе одного судьи или коллегии, они становятся только тогда, когда им поручается рассмотрение конкретного судебного дела по существу  его«Правосудие по гражданским делам осуществляется только судом…»(п.1 ст. 7 ГПК РК). Правосудие по Ходатайству по существу дела в кассационном порядке осуществляет суд - «суд кассационной инстанции» (ст. 445 ГПК РК) в коллегиальном  составе -  «не менее трёх»  и повторно -  «не менее семи судей» (п.5 или п.6 ст. 35 ГПК РК).    
   «Судья», которому поручается предварительное рассмотрение Ходатайства судом в законе  не назван и  не является, поэтому процедура с правом окончательного решения судьбы конкретного судебного дела, которую выполняет должностное лицо, является нарушением   Конституционного закона, ст.1 – «Обращения, заявления и  жалобы, подлежащие рассмотрению в порядке судопроизводства, не могут быть рассмотрены или взяты на контроль, никакими другими органами, должностными или иными лицами». Поскольку  окончательным решением по делу  по национальному законодательству может быть только Постановление суда кассационной инстанции, то  ПРОИЗВОЛ «судьи» в не истребовании дела  и  отказ  в передаче Ходатайства  в кассационную судебную коллегию на рассмотрение по существу дела,  есть  окончательное отказное решение судьбы дела, равнозначным  по последствию решению «об оставлении Ходатайства без удовлетворения» коллегиальным кассационным судом   В.С. РК.
   И  поскольку предварительному рассмотрению Ходатайства приданы функции суда  тем, что  оно обеспечено основаниями, «к возврату» Ходатайства (но возвращается и не по ним) и  тем, что ему установлен срок, даже больший, чем для рассмотрения дела по существу судом кассационной инстанции,  и  тем, что   должностное лицо оформляет результат своего «рассмотрения» в виде судебного акта – «Постановлением»,  но главное тем, что его «Постановление», как  «…постановления судов имеет обязательную силу на всей территории Республики» (п.3 ст. 76 Конституции РК), как акт суда,  является обязательным и для  коллегиального суда кассационной инстанции,  то оно фактически  является ещё одной судебной инстанцией!  На пути судебного дела, к  трём, официально  объявленным  инстанциям действует (как  «сито», «воспрепятствующее осуществлению правосудия», - с ответственностью по ст. 407 УК РК, как доки по нормативной конспирации криминала) ещё одна инстанция,  зашифрованная под название «Предварительное рассмотрение ходатайства».    Мнение одного  судьи, причём  – должностного лица судебного органа, в случае об отказе им в передаче Ходатайства  коллегиальному суду кассационной инстанции, подменяет высший суд  государства,  лишает сторону по делу конституционного права на судебную защиту в кассационном Суде -  последней судебной   инстанции -  в Верховном Суде Казахстана.     
    Например, в сопроводительном письме от 09.03. 2016г. № 6001-16-3г-5/4260  к Постановлению от 05 марта 2016г.  о таком отказе судья Верховного Суда РК «Дуйсенбаев Г.Д.»  сообщил  - «Постановление является окончательным, обжалование его законом не предусмотрено. Повторные ходатайства от данного лица к рассмотрению не принимаются». Как и для чего Верховный Суд РК обеспечил себе  произвол в отношении  Ходатайства  («привилегию», ни для чего не нужную, кроме  коррупции)? 
    В  «Плане нации – 100 шагов по реализации пяти институциональных  реформ» Главы государства Нурсултана Назарбаева  (в соответствии  с которым внесены изменения в  «КЗ» и вступил в силу с 01.01.2016г. «новый ГПК РК»),      в реформе «Обеспечение  верховенства закона», п. 16 заявлен  – «Переход от пятиступенчатой системы правосудия (первая, апелляционная, кассационная, надзорная, повторная надзорная) к трёхуровневой (первая, апелляционная, кассационная)».
     В действительности   судебных инстанций стало  не три (как предусмотрено в реформе Президента РК),  и не четыре - с учётом двух уровней кассационной инстанции (как считали для количества отменённых два уровня  надзорной инстанции), а  опять - пять (с учётом «подпольной» инстанции, зашифрованной под название «Предварительное рассмотрение ходатайства»).
   Нурсултан Абишевич,  как  нас с Вами  этими    «инстанциями»…, в честь  «Плана нации…»?
                                                                                                                              Э. А.Овчинников

Немає коментарів:

Дописати коментар