четвер, 19 лютого 2015 р.

Заявления заключенных «Жаман Сопки» о голодовке

Буквально 16 февраля 2015 года  в Комитет Вадима Курамшина поступила информация о том, что осужденные, которые ранее объявляли голодовку сняли ее из – за  плохого состояния здоровья. Осужденные Акман, Третьяков, Белоусов, Калиев опасаются за свою жизнь и здоровье. В своих заявлениях они просят обратить внимание СМИ на их дальнейшую судьбу. Далее мы представляем Вашему вниманию  предсмертную записку Акмана, а так же заявления остальных осужденных, которые продолжают бороться за свои права с администрацией колонии Учр. ЕС 164/4. Также нам передали заявление об объявлении голодовки. Мы решили несмотря на то, что голодовка уже закончилась, опубликовать заявления осужденных о голодовке, чтобы нашему читателю стали более понятны причины голодовки.


Обращение осужденных к Вице – спикеру Мажилиса Парламента Дариге Назарбаевой

  Вице – Спикеру Мажилиса Парламента
  Дариге Нурсултановне  Назарбаевой
 От осужденного Березина Павла Николаевича                                             
28.04.1962 г.р.
 Осужденного Третьякова Анатолия Анатольевича
24.01.1973 г.р.
 Осужденного Калиева Мурата Комуковича
05.12.1959 г.р.

 Заявление
«Объявление о голодовке»

30 января 2015г. Нами на имя прокурора СКО господина Зайтлера С.С. были отправлены индивидуальные уведомления об отказе от пищи, с 10.02.2015г. с указанием причин. Однако данные уведомления отправлены не были. Представители администрации ИК в лице начальника отряда № 2 капитана юстиции Эмиржанова К.Б. дерзко нарушая наши права, оказывая на нас давление, угрозы с целью вынудить отказаться от обращения к господину Зайтлеру С.С. Заявляя при этом, что прокуратура «у нас в кармане». Отказ в отправке обращений согласно Закона РК «О порядке обращений граждан», Закон РК «О гос. Службе», Закон РК «О борьбе с коррупцией» — подлежит строгому наказанию и расценивается как коррупционное правонарушение. Обращаем Ваше внимание что данное правонарушение в гос. Учреждении ЕС 164/4 носит твердо тенденциозный характер.  Администрация ИК вообще не практикует отправку жалоб на себя, т.е. на действия, бездействия должностных лиц данного  учреждения. Сотрудники которого в большинстве своем между собой состоят в родственных отношениях, их семейственность присутствует так же и в областном ДУИС по СКО. Подобное положение дел, на протяжении многих лет вырабатывало стойкую убежденность в своей безнаказанности, открытую коррупцию внутри ИК. Повсеместное нарушение прав осужденных. Среди которых выделим следующее:
  1. Отказ в мед. помощи, отсутствие в лекарственных препаратов.
  2. Скудный не соответствующий рацион питания (заявленному рациону питания РК). В том числе практика двойственных стандартов выдачи пищи, простым заключенным и обслуживающих администрацию ИК заключенных, членов СП колонии. Хищение продуктов питания работниками столовой, из числа привлекаемых к этой работе осужденных.
  3. Использование с целью личного обогащения нелегального труда заключенных в виде раб- силы. В промышленной части ИК. Успешно функционирующих цехах по производству на бумаге (документировано) их не существует. Трудящиеся в этих несуществующих цехах не получают адекватной оплаты за свой труд. В связи с отсутствием соблюдения минимальной техники безопасности – увечия осужденных на производстве, по сути стали нормой. При этом руководство ИК получая на этом скрытые, нелегальные доходы — наносит государству материальный урон, совершая хищения финансовых средств оплачивая потребляемую электроэнергию нелегальным производством.
  4. Не соблюдение бытовых норм. Бараки переполнены. При этом сотрудники ИК используют любой малейший повод дисциплинарных нарушений.
  5. По признанию в СМИ самого спец. Прокурора Бессонова А. местная вода не подлежит употреблению. Воду в ИК привозят. За всю историю существования этой колонии осужденные пьют местную воду.
  6. Незаконные действия в ИК руководство в лице начальника Байтасова В.О. и его заместителя Ельжасова и Рахметова в виде постоянных подстрекательств масс осужденных на того, кто смеет обжаловать их незаконные действия. Отдельно обращаю внимание на ситуацию полит. Заключенного В. Курамшина. Публичная травля, систематический отказ в заслуженных поощрениях без которых по новому нелогическому, бесчеловечному тюремному закону он лишается свиданий с семьей.
  7. Рукоприкладство (телесные наказания)
  8. Предъявление незаконных требований.
  9. откровенное покровительство всего вышеперечисленного со стороны правоохранительных общественных организаций таких как ОНК. Один из которых Коновалов И. позволяет себе оскорбительное обращение к заключенным. Его речь засорена блатной феней, обращается исключительно на «ты».
  10. Отказ в отправке жалоб на незаконные действия администрации.
  Опираясь на выше изложенные основания, невозможность добиться реакции государства иными методами
- Мы нижеподписавшиеся в знак протеста против произвола коррупции объявляем о голодовке с 10.02.2015г. до встречи с представителями республиканских органов, а главное до принятия действенных мер реагирования.
 Кроме того настоящим любезно напоминаем Вам что РК ратифицировала ряд международных конвенций. В том числе «О борьбе с коррупцией», «О запрете на жестокое обращение с заключенными, прочее». В соответствии с которыми страна участница взяла на себя обязательство по эффективному реагированию на сигналы вышеизложенного.
 Происходящее в стенах гос. Учреждение ЕС 164/4 свидетельствует на терпимость государства к столь порочным явлением как коррупция, пренебрежение прав человека.    

Предсмертное обращение  Акман Сергея 1966 года рождения отбывающего наказание в учреждении ЕС 164/4.

    «В моей смерти прошу винить омбудсмена Шакирова. Это открытое письмо пишет зек колонии особого режима Жамана, состояние здоровье которого не позволяет надеется на долгую жизнь. Перенесенный в зоне инфаркт, куча хронических заболеваний, прибавьте ко  всему ВИЧ с 2009 года. И сейчас после общения с визитерами Шакирова руководство колонии переводит меня в бур барак, чем попросту обрекает на мучительную смерть в скором времени. На вопрос за что меня бурят – ответа нет. Так как я не нарушитель, а просто тяжело болен. На вопрос почему  — ответ очевиден. Устали со мной возиться наши надзиратели – там я скорее сдохну. Вопрос, почему я обвиняю омбудсмена, где я, зек преступник? И где он уполномоченный Президентом, восседающий в большом кабинете – ответ прост. 6 февраля 2015 года, его представителем в составе 4 человек, никто из них не представился, знаю только одного из них Верстакова – бывший представитель ОНК, той организации, которая покрывала лагерный беспредел многие годы. Сейчас он в НПМ Шакирова. Эти люди благодаря настойчивости Курамшина случайно встретившего их проходящих мимо нашей локалки —  посетили таки наш отряд с целью убедиться в словах Курамшина, о том,  в каком я нахожусь плачевном состоянии, а мед. Помощь не оказывается. И по случаю с осужденным Белоусовым, который 30.01.15г. передозировался героином с целью покончить  с собой – не в силах терпеть этот беспредел. Когда они добрались до нас, один из членов НПМ ФИО не знаю, стал с ходу на блатном жаргоне наезжать на Белоусова – провоцировать на конфликт. О героине его так никто и не спросил. Мне вызвали медика. Несмотря на то, что у меня был сильный жар и на это указывали многие осужденные – температуру мне так и не смерили. Медик смерила лишь давление. Заявила 190 на 80, что вызвало сомнение у самих  членов НПМ тут же смерили повторно 220 на 100. Я подробно рассказал как меня целенаправленно сводят в могилу, просил защиты. Они предложили мне все письменно изложить – позже вызовут лично. Меня так и не вызвали Когда от них вернулся  Курамшин он мне рассказал, что они якобы знают что я после их беседы отказался от уколов, и побежал в столовую, что они не хотят со мной беседовать и что они возмущены моим поведением. Я не был в столовой со вторника по причине болезни. После беседы с ними не прерываясь писал, отвлекшись только для получения укола. Соответственно их замечание в мой адрес лживы и бесчеловечны. Оправдывать их действия можно только одним – моя жизнь зека, наркомана в прошлом, ценна лишь для меня одного. Семьи у меня нет. Вырос в детском доме. Хотя и закончил школу с отличием – взрослая жизнь не сложилась. Зоны, наркотики… Но ведь эти люди из компании Шакирова покрывают истязания политического заключенного которого ждут дома, у которого есть семья – дети. Никого из названных Курамшиным лиц,  кто мог бы подтвердить издевательства над ним, они тоже не вызвали. Бог им судья – они люди подневольные. Упрек надо адресовать тому, кто ими рулит. Поэтому господин Шакиров и виню Вас в своей смерти в бетонном заточении бур. Барака. С 10 февраля я на голодовке до тех пор пока не посмотрю в глаза господину Шакирову, либо до прибытия представителей республиканских органов. Разговаривать с областниками не вижу смысла. Так же как и со всеми этими НПМ,  ОНК.
Из бур барака  Жамана Учр. Ес 164/4»


Обращение осужденного Белоусова Владимира Ивановича к уполномоченному по правам человека РК Шакирову А.О.

                                                     «Уполномоченному по правам человека РК
                       Господину Шакирову А.О.
                                                               От осужденного Белоусова Владимира Ивановича
                        Ст. 259 УК РК срок 15 лет
                                    Отбывающего наказание ЕС 164/4


Заявление
   В данной ИК  нахожусь с 2009 года. С 2011 года находился на облегченных условиях, нарушений не имел. В 2013 году начальник колонии Байтасов взял меня в свою личную нелегальную бригаду на пром. зону. В течение 3-х месяцев, я не легально работал на карман начальника колонии, за заварку чая и горсть табака. Когда я предложил оплачивать мой труд, из меня сделали злостного нарушителя. Один год я провел в бур бараке. 
  Сейчас, после новых преследований сотрудниками 30.01.15г. я подал  на отправку жалобу прокурору. Зам. Начальника ИК Рахметов, заявил что жалобу не отправит, стал угрожать на что я вечером 30.01.2015 года в отряде употребил героин чтобы уйти из жизни за что меня продержали двое суток в ШИЗО не делая экспертизы и освидетельствование.
                                                                                                                       06.02.15г» 

Обращение осужденного Анатолия Третьякова 1973 года рождения

 «Меня зовут Анатолий Третьяков. В знак протеста против произвола со стороны администрации ИК Жаман, я с другими осужденными подал уведомления на отправления о голодовке, адресованное прокурору области 30.01.2015г. Но администрация их не отправила и не отправит. В самой зоне всерьез взялись задавить Вадима Курамшина. 03.02.2015г. Начальник отряда № 2 Эмиржанов Канат Бейсембаевич угрозами, криками, в присутствии других осужденных стал заставлять осужденного Курамшина выполнять незаконные действия, капитан юстиции Эмиржанов К.Б. оправдывал наличием якобы утвержденного начальником колонии графика. Однако продемонстрировать Курамшину и другим осужденным этот график отказался. При этом до этого момента подобных требований в отряде не предъявлялось не одному осужденному. Но главное сам Вадим Курамшин в этот день 03.02.15г. согласно графику утвержденному, уже нес дежурство совсем в другом месте, т.е. в секции. Дело в том, что по сути работу отрядника в этой колонии выполняют зеки – активисты. Во 2 отряде это осужденный Жилин Слава. Вот этот Слава в спешке узнал о том, что отряднику приказали срочно сфабриковать материалы на Курамшина   и подал безвольному отряднику два противоположных графика один, другому. Точнее в списке по своему усмотрению, без процедуры утверждения, провозгласив 3 февраля закошмариванием Курамшина, упустив в этой спешке, что в этот день Курамшин дежурит в секции. Это наглядный очередной пример того, что происходит вокруг опального правозащитника в тюрьме. То что происходит в самой зоне где другие зеки ни в силах вытерпеть эту вакханалию, желают принять смертельную дозу героина.
    Я прошу Комитет Вадима Курамшина о защите. Сейчас они начнут меня преследовать. Прошу обратить внимание на мою дальнейшую судьбу. Прошу принять меры в отношении  их отказа отправить уведомление о голодовке. За время пребывания в ИК Жаман у меня нет взысканий, имею 3 поощрения, состою на облегченных условиях содержания. За то, что я пишу уведомление о голодовке как и другие осужденные. Кто пишет, занесены в черный список. За это меня снимут с облегченных условий содержания. Курамшина ликвидируют, как сказал начальник отряда Эмиржанов К.Б., а мы все кто написал умоемся кровью»
Информация подготовлена Комитетом по освобождению Вадима Курамшина

Немає коментарів:

Дописати коментар