вівторок, 22 вересня 2015 р.

Пытки и издевательства в казахстанских застенках

Всю эту неделю у меня были запланированы посещения всех учреждений, однако моим планам не суждено было сбыться. Итак, утром 15 сентября, члены ОНК приехали в учреждение АП- 162\4, по слухам в этом учреждении, что -то случилось. Мы прошли сразу в ДИЗО, там нам сообщили, что все на прогулке и все камеры пустые, мы попросили пройти в прогулочный двор, что бы сразу всех увидеть, однако нам отказали, сославшись на то, что не имеем право (позднее мы узнали что нас обманули на прогулке были не все).

Спорить мы не стали, так как наученные опытом мы понимали, что в данный момент это просто бесполезно, мы просто потратим время и все. При этом, нам сказали, что осужденных, чьи фамилии мы назовем нам приведут, а это те ребята, которые писали заявления и о которых я рассказывала ранее, при этом мы назвали новые фамилии, чьи близкие и знакомые обратились, но вдруг выяснилось, что некоторых осужденных с такими фамилиями нет, они якобы не содержаться в данном учреждении.
Среди названых фамилий, был еще один осужденный, который записался еще в прошлый раз на беседу, но нам его не привели, всячески тянули время и в результате нас выпроводили так как, время у нас вышло, и поэтому в этот раз естественно мы его пригласили так же. Пока по списку собирали осужденных, мы пошли проверить санчасть. Мы прошли по санчасти, проверили палаты, где были осужденные. Все сказали все хорошо, претензий нет, беседовать не хотят. Мы прошли в комнату для беседы, куда привели осужденных.
В первую очередь пошли все новенькие чьи фамилии были озвучены (как потом выяснилось, некоторые оказались не те), у всех все хорошо все прекрасно, но при этом они сказали (не все), что им дали не более тридцати секунд, т.е они должны зайти и сказать что все хорошо. Мы узнаем что, несколько ребят побитых спрятали на промзону, чтобы мы их не увидели, потому что ни кто не знает как, и куда мы пойдем. Затем узнаем, что осужденные, чьи фамилии мною были озвучены и которых якобы нет в данном учреждении, все таки, оказываются здесь, но побитые и спрятанные.
Мы просим, что бы нам привели осужденных, которых мы назвали, нам говорят: «мы же вам сказали, что таких нет!» Мы предлагаем не тратить время, а составить акт о том, что данные осужденные не содержаться в данном учреждении и мы будем их искать, сразу все находятся и нам обещают их привести. Затем пришел осужденный, который не успел, в прошлый раз к нам на беседу, мы сказали что потеряли его, он рассказал о том, что когда мы зашли в сан часть, он был там, его закрыли в палате что бы мы его не увидели, но нами была озвучена его фамилия, и мы сказали что он должен быть здесь, так как этапа не было (про этап мы спросили за ранее), его пришлось привести.
Данный осужденный написал заявление по факту насилия, в которой озвучена все та же фамилия «капитана юстиции» начальника отряда, который избивает осужденных, заставляет делать «ласточку» и тому подобное. Осужденный в подробностях написал о том, как и каким образом этот «капитан издевался», я теперь понимаю, почему осужденные в основном отказываются от своих заявлений, немного расскажу: и так, осужденного, «капитан» вызвал к себе в кабинет, поставил к стене «ласточкой», приставил к заднему проходу дубинку и сказал, что если он не порвет заявление (которое им было написано до моего прихода), то он засунет ему дубинку в задний проход, «завращает» весь СУОН и всем засунет дубинку в задний проход, после чего начинал бить по голове и почкам, конечно заявление он порвал.
Он так же, написал о том что: спустя некоторое время, после того как он порвал заявление, один из осужденных до прихода прокурора в связи с издевательствами отказался от пищи, за это, все тот же «капитан», вывел всю камеру на локальный участок карантина, где всех раздели до гола, закинули в туалет и заставили чистить! И тут приходит подполковник и говорит наше время вышло. Мы говорим о том что, время нашего посещения продолжится после обеда.
Исполняющий обязанности начальника учреждения сказал, что после обеда он нас сопровождать не сможет, так как ему нужно в ДУИС и нас будет сопровождать подполковник.
И вот тут началось: мы приехали после обеда, но нас не пустили, так как начальника не было, а пропуск подписать некому, составляем акт о не допуске, подполковник заявляет, что теперь в следующий раз без справок с психушки, наркологии, и судимости он нас не запустит на территорию. Приезжаем 16 сентября утром, нас не пускают обыскные мероприятия, говорят после обеда, приезжаем после обеда, не пускают, приезжаем 17 сентября у них ученья не пускают, говорят после обеда, приезжаем после обеда не пускают.
Каждый раз составляем акты о не допуске, отказываются все подписывать, снимаем на сотовый телефон вызывают охрану, пытаются забрать сотовый телефон. Приезжаем 18 сентября, говорят все на планерке ждите, мы объясняем: есть приказ МВД, наше посещение начинается с 9 утра! ответ у них планерка, начинаю писать акт, включаю сотовый телефон, кто сидит на пропуске вызывает охрану и говорит о том, что здесь неизвестные снимают охраняемый объект. Мы говорим о том, что мы фиксируем акт и что вы отказываетесь его подписывать, а ваш охраняемый объект находится за пределами данной пропускной будки.
Прибегают сотрудники, во главе с подполковником, подполковник командным голосом приказывает: вызывайте полицию, мы отвечаем: проблем нет, вызывайте! Видя наше невозмутимое спокойствие, подполковник заявляет о том, что сейчас приедет полиция изымет сотовый телефон и проверит наши видео записи, мы отвечаем: проблем нет, но, только если будет санкция прокурора. В конце концов, через какое -то время, нас заводят в учреждение, но наше время уменьшилось. Но то, что происходило дальше (об этом я напишу позже), даже меня вывело из себя, мне приходилось терпеть всякие унижения, но всему есть предел.
А все унижения и оскорбления по отношению ко мне, со стороны сотрудников происходят от их безнаказанности, потому что они понимают, что им ничего за это не будет, что все мои заявления и жалобы рассматриваются просто для галочки, те которые я писала по изнасилованию вообще, где то затерялись, что уже говорить обо мне. Хотя в учреждения я прихожу ни как частное лицо, и мне нечего делать, законом ОНК наделена полномочиями, но Закон для них не писан, они трактуют его так, как им выгодно, и как хочется.
Елена Семенова
г. Павлодар

Немає коментарів:

Дописати коментар