вівторок, 7 липня 2015 р.

Шум и ярость

Зашкаливающий шум "борьбы с коррупцией" обнаруживает три важные вещи.
Первое. Сформировавшаяся после Майдана власть сидит на тех же базовых основаниях, что и предыдущая, - её материальной основой является феодально-олигархическая структура собственности.
Второе. Общество, закипающее от "ярости благородной", совершенно сознательно направляют по ложному следу борьбы не с этой базовой основой, а с персоналиями. Коорупция сводится ко взятке сволочи чиновника, которого надо убрать и посадить. И так "решить" проблему.

Третье. Неспособность правоохранителей изменить ситуацию показывает масштаб сращивания государства и криминала, превращения управленческого аппарата государства на всех уровнях в банду разбойников, в мафию.
Показательно было в прошлую пятницу "у Шустера": разогнали девятый вал возмущения против "фарммафии", называли имена высоких чиновников, которые в десятки раз завышают закупочные цены на лекарства, обрекая на смерть бедных стариков, и при этом никто не догадался поставить простой вопрос: а кому принадлежат аптеки? Имеют ли прямое или косвенное отношение к собственности аптек министр здравоохранения и его заместители?
- За целый год никого не посадили! - кипятятся самые видные дежурные на всех каналах энтузиасты "борьбы с коррупцией" Егор Соболев и Виталий Шабунин.
Этих наивных ребят в этом кукольном театре дергают за ниточки кукловоды за сценой, разрешая им говорить "своим голосом", чтобы они не подозревали об этой машине.
А машина такая.
Если говорить об аптечной мафии, то надо знать, что номинальный собственник аптеки в самом захудалом районе, даже если у него 100% актива, либо получил эту собственность в управление от реального собственника (замминистра), либо он под крышей поставленного из Киева "положенца" или "смотрящего". В любом случае эта собственность имеет двухуровневую структуру, распределенную между двумя агентами внизу и вверху, а работа собственника-управленца имеет служебный характер. Его задача - собирать ренту для главного хозяина завышением цены на товар. Именно такая структура собственности - существенный признак феодального общественного устройства.
В таком обществе бороться с коррупцией не имеет смысла, потому что структура воспроизводит саму себя. В такой системе коррупция - элемент воспроизводства, ее движущий механизм. Без коррупции страна остановится.
Всё это - к вопросу о реформах. Нельзя реформировать, например, милицию, изменив название на полицию и надев новую форму. Надо знать, сколько блатных имеют сейчас удостоверение офицера милиции/полиции, сколько денег платят они в министерство Авакова за право носить эти удостоверения и откуда у них деньги.
Надо знать, на краю какой пропасти мы находимся.

Немає коментарів:

Дописати коментар