неділя, 22 березня 2015 р.

ЭТО НЕ ЛЕЧИТСЯ!?

Поезд Константиновка - Киев. Сел я в Краматорске, и в купе весь вечер мне случилось проводить сеанс "удаления временных файлов" из головы моей попутчицы, дамы лет 35.Живет в Краматорске, экономист, внешне привлекательна, в общении проста, открыта, без принаков невроза. Но на её мозговом "жестком диске" оказалось так много вирусов "Россия 24", что мой опыт блестяще провалился.
Разговор, естественно, был "о ситуации в стране и мире", и в течение почти трех часов мне не удалось поколебать ни одной ее идейной позиции о том, что:
- Янукович и сегодня законный президент, поскольку в Конституции есть исчерпывающий перечень четырех случаев досрочного прекращения полномочий (она наизусть процитировала) - отставка, неспособность исполнять полномочия из-за болезни, импичмент и смерть, - но ни одно из этих случаев не описывает бегство Януковича;
- В России (она там часто бывает, сын учится в Астрахани) она не встречала ни одного человека, который враждебно относится к украинцам, не то как у нас относятся к русским;
- В Крыму (и там она часто бывает у родственников) нет ни одного человека, кто бы пожалел о смене граждансва;
- Референдум о вхождении в состав России законен, поскольку у народа есть право на самоопределение, и этот принцип международного права выше украинской Конституции; и никакого захвата крымского парламента не было;
- Все снаряды и бомбы, которые падали на Краматорск прошлым летом - это дело украинской армии;
- Во время чеченской войны Грозный бомбили не российские военные, а какие-то "бородачи", которых финансировал Запад;
- В Европу она не хочет, "там геи правят бал":
И т.д.
Когда она в пятый раз вернулась к "железной аргументации" о легитимности Януковича и незаконности нынешней власти, я взмолился: "Ле-е-ена, это ску-у-учно!" - пытался я иронией демобилизовать ее логику.
Ответом было насупленное молчание, с трудом скрывающее стрелы- междометия. 
Молча и отчужденно легли спать..
"Это не лечится", - засыпал я с этой мыслью, отгоняя слово "Дура!"
Когда стало рассветать, я проснулся от холода. Попутчица, кажется, тоже замерзла, скрючившись под простынью. Поколебавшись, достал с верхней полки одеяло и осторожно укрыл ее. Еле слышно она прошептала"спасибо".
Чай пили, обмениваясь ситуативными репликами ни о чем, войну и мир табуировали.
Может, если и лечится, то - так?
Nikolay Kozyrev

Немає коментарів:

Дописати коментар