вівторок, 17 березня 2015 р.

В политике должно быть больше правильных женщин


Виктория Моминбаева – общественный деятель, мама шестерых детей, бизнес-леди, красивая женщина - недавно презентовала интересный проект – выпустила книгу "Волшебные сказки домашнего очага". Их писали известные казахстанцы - классик Олжас Сулейменов, лидер группы "Motor-roller"Ильяс Аутов, двухкратный олимпийский чемпион Илья Ильин, журналист Сергей Пономарев и многие другие. Деньги с продаж пойдут на благотворительность – строительство в Алматы игровых площадок для детей с ограниченными возможностями.
Это первая цель. Также они будут потрачены на перевод этой книги и выпуск её на казахском языке, этот тираж бесплатно разошлют в детские дома, библиотеки, больницы, многодетные семьи в регионах страны. Этот проект потребовал уйму сил и времени - зачем Виктория, и так обеспеченная семейными заботами, за него взялась? - разговор о благотворительности, о политике, о совести, о жёнах бизнесменов, о деньгах и о бедных, о светской жизни и работе официанта. 

- Как Вы уговорили этих людей выкроить время? Они все известны, заняты.

- Мне очень приятно, потому что эти люди с большим удовольствием пошли на сотрудничество. Проект на 100% благотворительный. И люди знали, что они работают для детей. У нас мало детской литературы, и все об этом знают. Мало качественной. Когда я взялась, я сказала, что сделаю хорошо. По крайней мере, постараюсь. Наверное, люди мне поверили. За что им большое спасибо.

Я дружу с дочерью Олжаса Сулейменова. Разумеется, если дочь попросила, папа не отказал. И мне очень приятно. Я всегда надеюсь на дружбу, на какие-то отношения. Я очень старалась, потому что я знала, что за мной стоят люди с именем, и я не могу их подвести.

- Вы их не подвели.

- Я поставила своё имя под книгой в конце. Про меня написали "автор-составитель", но я не автор-составитель, я просто организатор, менеджер этого проекта. Но я поставила своё имя, чтобы люди знали, что я отвечаю полностью за его цели и задачи.

- И даже Илья Ильин сам писал?

- Вы знаете, да. Причём, у него талант. Если вы прочитаете его сказку, она в стиле фэнтези, со смыслом, о добре. Илья Ильин вообще большой молодец. Он наш друг - учился у нашего аташки в университете в Кызылорде. Он кумир моих детей. У нас есть фотографии - когда он привёз медали. Мы всегда болеем за Илью, и он очень быстро отозвался - большой молодец.
Виктория Моминбаева: В политике должно быть больше правильных женщин
- Вы в интервью говорили, что сказки получились поучительными – в них много о правильном отношении к жизни. А что лично Вы считаете правильным отношением к жизни?

- Я считаю, что правильные - базовые ценности, которые надо прививать детям с рождения. Это уважение труда, отношение к старшим, отношением к детям, женщинам, культура поведения - что тоже очень важно. И какие-то личностные качества - есть хорошие черты и есть плохие - мы должны улучшать в себе хорошее и подавлять плохое. Примерно об этом книга - о базовых ценностях. Мы учим детей с помощью сказок - как стать хорошими гражданами, как уважительно относится к обществу, как вкладывать что-то...

- И нам, взрослым, этого не хватает. Бывает, дети бросают мусор... Вы за это своих детей ругаете?

- Ужасно. У меня это пунктик. Мои дети, слава богу, не бросают мусор. Мы устраиваем субботники, я заставляю убирать нашу улицу, на которой какие-то бессовестные взрослые его бросают. И дети знают, что это некрасиво, нехорошо. И если кто-то бросил мусор, я всегда стараюсь сделать замечание - детям показать. И когда человек извиняется и поднимает - это самое приятное. А когда хамит, я детям показываю: вот видите - это самый негативный пример, вы хотите так выглядеть когда-нибудь? Дети говорят "нет". На отрицательных примерах мы учимся.

- Я заготовила вопрос о дефиците детской литературы, и Вы коротко об этом уже сказали. Но как это обнаружили - искали казахстанские книги в магазинах?

- Я года три подряд специально мониторила всю детскую литературу, которую мы выпускаем. То есть я её покупаю, посещаю все книжные магазины, смотрю, что происходит. Из последних значимых проектов - Зира Наурызбаева и Лилия Калаус "Бату: в поисках Золотой чаши". Это наши традиции и легенды, описанные в сказках. Это единственное, что я могу отметить. Либо наших авторов не публикуют, либо это какие-то книги, которые, может быть, не столь интересны что ли, не так иллюстрированы.

И самое ужасное, что я выяснила - мы практически ничего не печатаем у нас, здесь. Если в Москве есть типографии, которым можно доверять, то казахстанские размещают заказы в Турции, в Китае. Потому что у нас только две типографии, которые делают твёрдую обложку - это, на самом деле, кризис жанра - "Атамура" и "Дәуір". И то нужно покупать свой картон - дизайнерский - если ты хочешь хорошую обложку получить. То есть возникают подрядчики, субподрядчики. И, к сожалению, мы на то качество не всегда выходим.

- И, наверное, экономически это нецелесообразно?

- Совершенно верно. При маленьких тиражах сильно возрастает стоимость одного экземпляра. Если мы печатаем 10 тысяч - это одна цена, если две-три тысячи - это другая цена. И, к сожалению, не у всех хватает средств - особенно у авторов - чтобы печатать свои произведения. Мы с вами до интервью разговаривали о вашей подруге, которая предлагала, но никто не отозвался на её хорошие сказки. Это удивительно.

Тоня Шипулина - журналист. Пишет хорошие сказки. Разослала в казахстанские издательства, ей не ответили. Она отправила в российские, и её издали.

- Понимаете, мы с детской литературой как-то идём не туда. И надо поворачивать назад - к людям, к детям, к авторам.
Виктория Моминбаева: В политике должно быть больше правильных женщин
Фото из личного архива семьи Моминбаевых
- Вы занимаетесь общественной деятельностью, учитывая, что у Вас шестеро детей. Самой младшей дочери - пять лет. Остальные сыновья - погодки. Как Вы это совмещаете, как успеваете, няня помогает?

- Няня нам помогает, конечно. Потому что у нас просто нет бабушек. Одна живёт в Астане. Моей мамы, к сожалению, нет - когда мне было 16 лет, она скончалась. На самом деле, я стараюсь успевать, потому что планирую. У меня есть план на неделю, у меня есть план на месяц. Я стараюсь уделить время себе, мужу, семье. И я понимаю, что у меня есть какое-то время, которое я могу посвятить тому, чтобы улучшить общество, в котором я живу. Я вообще за теорию маленьких шагов Экзюпери. Если я делаю какой-то маленький шаг и понимаю, что у меня получилось, стало лучше - я довольна этим. Это приносит удовлетворение, повышение самооценки.

 - При такой большой семье Вы могли бы ею заниматься с чистой совестью... 

- Знаете, у меня дети немаленькие. И потом - проходит какой-то возрастной рубеж, и возникает внутри потребность быть ещё полезной, быть полезной обществу. Ты не можешь жить в отрыве от социума, ты понимаешь - что-то происходит не так, что-то нужно улучшить. Если каждый начнёт улучшать, мы куда-то двинемся. Если мы будем сидеть и рассуждать, что у нас всё плохо, мы так и останемся сидеть и рассуждать. Поэтому стараешься что-то делать всё-таки.

- Вас часто называют светской львицей. 

- Ужасное определение.

- Вы не согласны с ним?

- Я просто человек очень общительный, у меня много друзей, которые приглашают на мероприятия. Я понимаю, что такое подготовка, что такое приглашение, и как люди серьёзно к этому относятся - тратят время, энергию, деньги. Я не могу подвести и не прийти. Поэтому я всегда стараюсь найти хотя бы час вечером, чтобы посетить моих друзей, выразить им уважение, и мне просто приятно всех увидеть. Потому что я без общения не могу.

- А дискомфорт психологический не испытываете от внимания? Если на мероприятии пресса, Вас же наверняка фотографируют...

- У меня никакого дискомфорта нет. Я ничего не скрываю, не веду какую-то двуличную жизнь, поэтому мне всегда совершенно искренне приятно пообщаться. Я не настолько публична. Не настолько звезда, чтобы жаловаться. 

- Это обывательский вопрос. У Вас есть подруги, знакомые среди жён известных бизнесменов, политиков. Чем они живут? Не изъявляют ли желания участвовать в благотворительных проектах, или больше времени тратят на уход за собой, на светскую жизнь?

- Все живут разной жизнью, люди очень разные. Кто-то работает очень много, действительно. Кто-то работает над собой много. Кто-то уделяет больше времени семье, не работает. Тем не менее, все мои подруги с радостью поддерживают, откликаются на благотворительность, мы часто проводим какие-то акции. Просто, может быть, они не такие громкие как выпуск детской книги. Но мне везёт на друзей, и все мои подруги всегда откликаются.

- Интересно портрет составить, потому что много стереотипов, штампов. Особенно когда выходят книги, например, Оксаны Робски - российской писательницы. 

- Та, кто замужем за бизнесменом, - уже человек состоявшийся. Чтобы быть замужем за бизнесменом, надо тоже предпринять какие-то шаги, я вам скажу. Это не просто какие-то домохозяйки тихие, это все яркие очень личности - чтобы тебя заметили, ты должна быть яркой, состоявшейся.

- Интересно.

- Меня тоже тянет к таким людям. Я люблю людей ярких, которые говорят. И боюсь людей, которые молчат.

- В одном из интервью Вас назвали "состоятельной женщиной", на что Вы ответили: "Моя состоятельность в том, что я постоянно над собой работаю. Если человеку дать деньги и назвать его состоятельным, это будет страшное явление. Таких хамов я тоже видела". Деньги портят людей?

- Деньги портят людей, которые из себя ничего не представляют. Людей, у которых есть стержень, сложно испортить деньгами. Человек, проходя какие-то жизненные этапы, работая над собой, получая базовое воспитание или образование, становится self-made. А такого деньги не портят. Деньги портят, когда они достались просто так, упали на голову, и при этом человек лентяй, ничего из себя не представляет. Мы уже знаем такие варианты. Про Усенова слышали все - самый хороший пример, кстати, про деньги, про папины машины. Я, действительно, видела этих хамов, эту золотую молодёжь, которую, к сожалению, упустили. Часть из них может быть наркоманами - это тоже есть.

Но есть и люди, которых невозможно испортить деньгами. Потому что состоятельные люди не боятся потерять эти деньги, они совершенно спокойны в отношении к ним и, как правило, не живут на такую широкую ногу. Как правило, они знают, что такое заработанные деньги. Состоятельные и состоявшиеся.

- Благотворительность - насколько это широкое явление среди состоявшихся-состоятельных людей и насколько трудная работа?

- Такая двоякая у меня позиция по ней. Раньше я всегда была уверена, что надо делать благотворительность и молчать. Иначе это пиар: вот, я такая хорошая, помогаю детям. Потом меня переубедили, причём очень конструктивно. Гульнара Досаева - фонд "Дара" - я была долго их послом, и сейчас стараюсь по мере возможностей участвовать в деятельности. Так вот она мне сказала: если ты делаешь что-то хорошее, но не показываешь это, то никто не последует твоему примеру. А если ты покажешь, то, возможно, найдётся ещё десять человек, которые захотят то же самое сделать. Она говорит: "Я должна отчитываться перед людьми, что мы это сделали". И начали печатать это на сайте, ещё где-то.
И я поняла, что, действительно, это надо освещать. Не так, как мне недавно сказал один товарищ: "Мы все под Богом ходим, надо делать молча". Нет. Разные позиции бывают, но какие-то вещи в благотврительности надо делать не молча. Потому что, на самом деле, в этой сфере крутится много лишних людей, которые хотят себя прорекламировать, которые нечисты на руку, поэтому имя и репутация в благотворительности очень важны. Все доверяют Аружан (Саин - прим. "Радиоточки"), все доверяют Гульнаре Досаевой.

- В их случае это не пиар, а отчёт о проделанной работе.

- Совершенно верно. Отчёт и имя, которое они дали этому проекту. Но когда хотят помочь, нужно ещё понять, хотят ли принять вашу помощь. Мне много историй рассказывают, как поехали туда, хотели сделать хорошее, а в итоге разочаровались. И у людей проходит желание. Нужно понимать, как правильно участвовать в ней, что вы можете конкретно сделать. Мы понимаем, что старикам и детям надо всегда помогать, но надо ли помогать взрослым людям, которые садятся тебе на шею? Для меня это большой вопрос.

- На Вашей страничке в Фейсбуке я прочитала пост: "Друзья, я всегда была далека от политики, да и сейчас с удовольствием бы её не обсуждала, но всё, что сейчас происходит вокруг, не может оставить равнодушной. Забрать у матерей декретные, унижать нищих инвалидов, заставляя их жить в нечеловеческих условиях на нищенское пособие, разрешить полиции стрелять без предупреждения, не оборудовать больницы, теряя жизни людей…" Правильно ли я поняла, что Вы констатируете наличие большое разрыва между теми, кто живёт простой жизнью и теми, кто может многое позволить?

- Разрыв социальный, действительно, очень большой. У нас самозанятого населения много, у нас не приняты меры. Мы хотим демографию, но мы ничего не делаем для матерей. У нас на меценатских условиях строятся дома мамы - то есть скидываются бизнесмены. Слава богу, что мы это делаем. Но нет государственной программы, чтобы мать не отказалась от своего ребёнка, чтобы ей помогли в трудный момент. У нас нет материнского капитала. Мы все можем ругать Россию и личность Путинакак диктатора. Но давайте вспомним, что он сделал? Жильё для военных доступное. И именно электорат, который является средним классом, который за счёт материнского капитала может оплатить ипотеку, образование - все эти люди поддерживают Путина, правильно?

Мы не сделали даже этого. И это обидно, кстати. Когда у нас была женщина, занимающая должность, на которой могла это сделать, она сказала, что у нас нет бюджета на материнский капитал... А пенсионного возраста повышение? Мы же теряем апашек, которые могут последить за детьми. Мы делаем шаги, которые не оправданы. При этом мы проводим EXPO - возможно, это тоже надо делать, но надо же разумно распределять эти бюджеты. В связи с этим во власти должно быть больше думающих женщин. Потому что многие вопросы могут решить только женщины, такие, например, как школьное питание. Кстати, опять у детей забрали кефир и булочки. Очень мило, да? Тэтчер в своё время вынужденно забрала молоко... Не знаю, какие мотивы у местных, но забирать последнюю надежду - потому что, действительно, мы кормим детей, которые нуждаются. Много людей, которое не могут себе позволить нормально растить детей. Нам нужно это делать.

Инвалиды в плачевном состоянии. У нас ни пандусов, ничего нет. Какие-то программы не работают. А люди, у которых меньше физических возможностей должны быть, наоборот, превознесены, им должна быть оказана всесторонняя помощь. А мы их задвигаем, и они должны проводить своё время в тесных комнатах без связи с миром. Я считаю, что должны быть для них программы бесплатного интернета. Все знают, что у нас родители носят детей-инвалидов до 12 лет на руках, потому что у нас нет колясок элементарно. Я это видела, именно поэтому я это высказываю. Это моя гражданская позиция. Невозможно лишить нас демократии - желания сказать, что это плохо. И желания что-то сделать, чтобы было лучше. Этим я и занимаюсь. То есть пытаюсь что-то улучшить.

- Давайте сразу отметим, что с благотворительного проекта по выпуску книги вы уже заказали первую спортивную площадку для детей-инвалидов.

- Совершенно верно. Мы заказали первую площадку - оплатили именно с выручки от продажи этой книги. Мы её поставим в центре АРДИ (Ассоциация родителей детей-инвалидов - прим. "Радиоточки") реабилитационном, который находится в районе озера "Сайран". Там проходят реабилитацию дети от года до 30 лет, потому что их тоже деть некуда. Я спросила, какой возраст. Мне сказали, до тридцати лет. Это плачевно.
У нас мало реабилитационных центров. Сейчас мне пишут из регионов. У нас есть парень в Усть-Каменогорске, который занимается лечением собаками - "канистерапия" это, кажется, называется. У нас есть центр в Атырау, они мне написали, у них тоже из района много детей проходят обследование, реабилитацию. Мы сейчас рассматриваем заявки и будем искать те центры, которым сможем помочь. 

- Всё-таки Вы считаете, что в политике должно быть больше женщин?

- Правильных женщин, с гражданской позицией, со своим мнением, которая не позволит обидеть. Мы должны это сделать на уровне законодательства. Пока мы это не решим на уровне законодательства, конечно, мы будем помогать сами, строить дома мамы, делать какие-то проекты, но этого будет мало.

Фото с сайта http://art.gazeta.kz/
- Если у Вас есть желание об этом говорить. Что за история с конкурсом "Миссис Казахстан"? (Титул Виктория получила в 2013 году, по контракту должна была участвовать в международном конкурсе замужних красавиц, но отказалась, за что была лишена звания "Миссис Казахстан" и короны - прим. "Радиоточки"). 

- Ничего интересного. Конкурс "Миссис Казахстан" был замечательный. Он проходил хотя всего три раза, организован был на высшем уровне. Почему? У нас такая земля - мы чтим женщин, матерей. Была серьёзная подготовка. Мы, действительно, участвовали - это всё можно отсмотреть на видео. Никакой постановки не было - реальные конкурсы, можешь семью свою вывести, показать таланты, раскрыться. И очень авторитетное жюри. Ты же делаешь это для чего-то. В моём случае это была благотворительная деятельность. На мой взгляд, женщина-мать, выигрывающая конкурс красоты может привлечь внимание к каким-то проблемам. Больше мне это ни для чего не нужно - это не тешит моё самолюбие.

Когда ты приезжаешь на мировой конкурс, тебя провожает страна, ты везде пишешь. Но ты видишь, что он не соответствует. Тебе трудно принять решение, но ты видишь, что никому не нужны твои дети, совершенно неавторитетное жюри, карманное, и это всё вертится вокруг личных интересов одного человека. И когда ты это в комплексе видишь, то понимаешь - надо либо наступить себе на совесть ногой, выйти, получить призовое место и потом им светить, либо развернуться и уйти. Мною было выбрано второе. Может быть, неправильно с той точки зрения, что страна ждала. Но это не престиж страны. Это маленькое соревнование.

- Именно этот международный конкурс ("Миссис Мира - 2013"- прим. "Радиоточки")? 

- Да, их сейчас существует пять или шесть. И меня каждый год приглашают на несколько из них. Кто-то проводит в Болгарии, ещё где-то. На самом деле, любая женщина, если хочет участвовать в этом конкурсе, может просто написать заявку организаторам. Пять или шесть конкурсов красоты для замужних женщин. Другое дело, что они не дотягивают до мирового уровня. Наш конкурс был лучше.

- И Вы просто развернулись и уехали?

- Ну, не просто развернулась. Я сказала, что я в этом участвовать не буду. Я оповестила редакцию журнала (генеральный директор конкурса "Миссис Казахстан" Джамиля Аимбетова является главным редактором журнала "Сезон" - прим. "Радиоточки"): мне уже был известен победитель - за неделю до начала конкурса. Мне было видно всё. Я всё это не просто сказала, я написала организаторам. Извините, так мы не можем над собой издеваться - у нас есть совесть, честь и всё остальное. Именно поэтому я решила не участвовать.

- Редко встретишь такое сейчас...

- Спасибо. Но с совестью-то дальше жить... Мы ещё должны воспитывать детей.

- Ну да. Без титула можно, без совести - нет. Хотела бы Вас попросить назвать три поступка, может быть, пять, как получится, за которые Вы накажете своих детей?

- Я детей наказываю как? Я с ними беседую и учу исправлять ошибки - то есть брать ответственность за свои поступки. У нас много людей, у которых "виновато" правительство, государство, но они сами ничего не делают. Ты хочешь им помочь, но ты их не вытащишь никогда, потому что они не берут ответственность. Я всегда ругаю детей, если я что-то поручила, а он не доделал, бросил, а потом говорит: "Я ему сказал, а он не сделал". И в этом месте я говорю: "А где твоя ответственность? Почему ты не довёл до конца?" Вот доводить до конца, брать на себя ответственность - это первое. Неуважение к старшим - не дай бог, конечно, у моих детей этого нет - это второе. Если грубо ответил кому-то, я всегда останавливаю: "Посмотри внимательно со стороны, как ты разговариваешь?" И самое главное, что я им прививаю - это честность. Я говорю: "Ты не имеешь права врать". Трудно сказать правду, но её надо сказать - найти силы. Если человек обманул один раз - ему нет доверия во второй. Для меня это один из самых страшных грехов.

Предательство - один из страшнейших грехов. В Библии все они описаны - мне кажется, Библия очень историческая книга. Я не такой верующий человек, я работаю с Богом в сердце - я понимаю, что есть что-то высшее, моя душа, душа Вселенной, и из этого исхожу. Но я и понимаю, что опыт цивилизации уже описан. Те же наказания у Данте в "Божественной комедии" в аду. Вот они, пожалуй, и есть для меня самые страшные.

- Об отсутствии у казахстанцев ответственности в большинстве тоже много говорят. О том, что иждивенческие настроения в обществе.

- Это ужасно. Но это не значит, что детей надо лишать кефира. Дети не иждивенцы, они подрастающее поколение, им надо хорошо питаться, расти. Мы нефтяная страна, мы можем кормить их булочками с кефиром. Но взрослые люди... Мне пишут ужасающие вещи: "Я взяла ипотеку, помогите мне покрыть, я сейчас в таких долгах". Ну как можно? Тогда не берите кредитов! Я извиняюсь. Я могу помочь, если человек болен, что-то собрать, организовать - в меру моих сил. Я не чёрствая, но меня тоже не всегда хватает. Но когда взрослый человек пытается сесть тебе на шею.
Недавно мне говорят: "Девочка - выпускница детдома, осталась одна с ребёнком, живёт в общежитии, ей надо срочно помогать, мы туда возим продукты". Я говорю: "А она слышала про дом мамы?" "Слышала, но она туда не хочет". Она хочет, чтобы ей всё время помогали. До какого периода это продлиться? Мы, конечно, ей сейчас поможем - оденем ребёнка, обуем её. А дальше? Плана никакого, потому что вырастая, к сожалению, в государственных учреждениях, человек привыкает, что ему все должны, и его надо жалеть. Это страшно. Это надо изживать и прививать ответственность за свои действия, за ребёнка, которого ты родила.

- Мы тоже в редакции поразились. У нас есть рубрика "Обзор казахской прессы" и наши корреспонденты перевели такой материал - журналист пишет, что многие казахстанцы взяли кредиты, не могут рассчитаться, а детей растить дорого, поэтому они сдают их в детский дом.

- Это ни в какие рамки не лезет. Исторически у казахов не было сирот даже в войну. Всегда забирал кто-то ребёнка, даже если не стало родителей. А отдавать в мирное время из-за кредита ребёнка - это самое большое варварство. И этих родителей надо каким-то, я не знаю, судом судить. Это потребительство чистой воды. Может быть, даже лучше приёмные родители, чем родные, которые из-за кредита могут от ребёнка отказаться. Это самое страшное, что я услышала сегодня. Не знаю, как на это реагировать. Может быть, людям надо помочь - дать работу. У нас тоже с этим проблема из-за большой самозанятости. Может, нужно обучать. Практика, когда были ПТУ и были мастера... У нас мастерство отсутствует.

- Да, мало людей, которые руками работают.

- Да, нет официанта, который просто хочет быть хорошим официантом. У нас же все работают временно. Завтра он станет директором, а сегодня он просто подал и ушёл. И его дальше не касается, что с вами стало. Вот когда человек поймёт, что он на этом месте надолго и серьёзно, и он захочет стать профессионалом на этом месте - вот это будет, наверное, точка, с которой мы пойдём дальше куда-то все.

Марина Михтаева

Источник: Радиоточка

Немає коментарів:

Дописати коментар