неділя, 1 лютого 2015 р.

В Киргизии сохраняется вероятность государственного переворота

Осенью в республике намечены парламентские выборы в Жогорку Кенеш – высшее законодательное собрание страны. Оппозиционеры открыто отправились искать поддержки в Вашингтон, чтобы сеять в стране демократические ценности США и бороться с российской пропагандой. Один из кандидатов в президенты Киргизии 2009 года и общественный деятель Женишбек Назаралиев рассказал о политической ситуации в важной для России республике Центральной Азии.


Видите ли вы сегодня в Киргизии попытки дистанцироваться от той политики, которую проводит Россия на Украине?

Напротив, я вижу, что официальные власти и президент Алмазбек Атамбаев в частности, преодолевая внутреннее сопротивление, нашли возможность и обеспечили стране интеграцию в Евразийский экономический союз. Произошло это не без финансовой помощи со стороны России, которая заинтересована в повышении конкурентоспособности кыргызских предприятий. Фактически мы стояли перед выбором: потерять традиционные рынки экспорта из-за заградительных пошлин или войти в интеграционный проект в качестве полноценных участников и стать еще более конкурентоспособными. Естественно, наши торгово-экономические связи с другими странами теперь будут выстраиваться, учитывая общую политику ЕАЭС и, в частности, тарифную политику. Мы надеемся, что она будет ориентирована на рынок. Поэтому о том, что Кыргызстан дистанцируется от России, говорить неправильно. Однако в 2015 году в стране пройдут парламентские выборы. Ряд партий и депутатов уже обозначили свою позицию, которая сводится к тому, что они собираются отстаивать ценность демократии и напрямую обратятся за поддержкой к США. Но и российские неправительственные организации активно работают в нашей стране. Так, например, фонд «Евразийцы – новая волна» лоббировал принятие депутатами закона о пропаганде гомосексуализма, которые повторял аналогичный российский закон. Была законодательная инициатива и об иностранных агентах, что тоже – калька с закона, принятого в России. Поэтому в Кыргызстане существует конкуренция мнений относительно будущего развития, но сегодня уверенно побеждает пророссийский вектор. Ни о каких серьезных попытках дистанцироваться речь не идет. Но я вам скажу больше, евразийская интеграция должна быть в центре нашей национальной идеи, так как Кыргызстан расположен на маршруте Великого Шелкового пути, связывающего Восток и Запад, Европу и Азию. Кроме того, мы ментально близки с народами России, за долгую историю – больше тысячи лет – мы прошли и через частичную ассимиляцию, наш культурный код во многом схож, мы пишем на кириллице и говорим и думаем не только по-кыргызски, но и по-русски, что делает диалог между нами естественным, а единую судьбу наших народов – неизбежной.

Запад утверждает, что Россия аннексировала Крым и поддерживает ополченцев на юго-востоке Украины. В связи с этим страны Восточной Европы пересматривают свою концепцию
безопасности…

Я понимаю, к чему вы клоните. Но, во-первых, на территории Кыргызстана располагается военно- воздушная база Российской Федерации, в том числе, обеспечивающая безопасность страны. Во- вторых, у нас есть общий враг и общая угроза – наркотрафик, идущий из Афганистана, и исламский экстремизм. К этому недавно добавилось так называемое «Исламское государство», которое хочет открыть второй фронт в республиках Центральной Азии. Здесь мы рассчитываем на взаимные усилия России, Китая и Саудовской Аравии, которая противостоит террористам этой организации на Ближнем Востоке. Получается, что в Кыргызстане у России есть заинтересованность в отражении угрозы со стороны афганского наркотрафика и ИГИЛ. У Китая это ИГИЛ и мусульманский экстремизм. У Саудовской Аравии и США – исламский фундаментализм, экстремизм, ИГИЛ и наркотрафик. Все партнеры Кыргызстана на международной арене заинтересованы в безопасности нашей страны и Центральной Азии в целом. Поэтому в некотором смысле ставки в Кыргызстане могут быть гораздо выше.

Помнится, вы одобрили закрытие метадоновой программы в Крыму, после присоединения
полуострова к России…

…и мы с вами видим, что представители ООН предпринимают попытки политизировать вопрос прекращения заместительной терапии в Крыму, который теперь подчиняется законам Российской Федерации, по которым заместительная терапия запрещена. Я поддерживаю этот запрет, так как нередко лечу метадоновых наркоманов из Прибалтики и Германии. В середине 1980-х я разработал высокоэффективный метод лечения наркомании и в начале 1990-х годов, сразу после развала СССР, мной интересовались на Западе, в Европе и США. Но у них концепция оказалась другой – не полное выздоровление больного, а минимизация социального вреда. С сильного наркотика человека пересаживают на слабый, но тоже наркотик. Тогда мы с моими западными коллегами поняли, что мы по-разному смотрим на проблему. Я считаю их подход неэффективным и вредным. Но у них не медицинские цели, а социальные. В Крыму 800 человек, больных наркоманией, оставили без терапии. Но они никогда бы не выздоровели. Заместительная терапия это процесс без результата. А Запад показывает свою беспринципность – все средства хороши, чтобы надавить на Россию. Вот как это называется. Но журналисты в России люди в массе своей либеральные. Такие темы для них и придумываются, чтобы был шум, недовольство, нагнетание.

С Крымом понятно, вернемся к интеграции. Считается, что Россия конкурирует за влияние в
Центральной Азии с Китаем.

Это конкуренция интеграционных проектов, которые могут быть объединен в один – «Великий Шелковый путь», если Россия подключится к нему. Высказывания об этом мы периодически слышим, поэтому нельзя исключать, что евразийская интеграция закончится на едином рынке для Белоруссии, России, Казахстана, Армении и Кыргызстана. Я читал в прессе, что кыргызских депутатов зовут на закрытые встречи китайские дипломаты и расписывают преимущества «Великого Шелкового пути» перед ЕАЭС. Но решение уже принято. Тем не менее, «ВШП» еще может состояться. И я уверен, при заинтересованности всех участников в этом мегапроекте так и будет. И России, и Кыргызстану с Китаем по пути.

Вы, наверное, слышали про «общий экономический кризис» для всех участников ЕАЭС?

Эту формулировку придумали противники интеграции, а журналисты ее превратили в штамп. Безусловно, Россия сегодня столкнулась с экономическим кризисом, который вызван как внутренними причинами – отсутствием структурных реформ в течение длительного времени, так и давлением Запада, в частности, закрытием доступа к европейскому рынку капитала. Когда крупнейшая экономика на территории СНГ и рынок в 140 млн потенциальных потребителей сталкивается с рецессией, испытывает трудности, то, конечно, это чувствуют партнеры в других странах. Большая часть нашего товарного экспорта ориентирована на Россию, экономика на треть зависит от рабочих мест в России и денежных переводов. Поэтому то, что наша экономика просядет вместе с российской, не должно политизироваться. Это объективный факт. Другое дело, что нам нужно делать нашу экономику более конкурентоспособной, производительной и диверсифицировать направления экспорта. Однако в отсутствие каких-либо действий в этом направлении не будете же вы винить ЕАЭС или Россию. В этом смысле российский кризис абсолютно наш тоже. Нужно искать пути, чтобы выйти из него с минимальными потерями.

Что вы думаете про предстоящие этой осенью парламентские выборы в Кыргызстане?

Сегодня я только присматриваюсь к деятельности политических партий, изучаю их программные документы, наблюдаю за их лидерами. Размышляю, кому из них я могу быть более полезным. Среди партий, которые собираются выдвигаться и могут получить относительное большинство мест в Жогорку Кенеше, безусловно, можно назвать Социал-демократическую партию Кыргызстана (СДПК). О других партиях в плане политических центров силы пока говорить преждевременно: им еще предстоит консолидация политических интересов вокруг себя, нелегкая борьба за удержание и расширение электоральной базы. Возможно объединение с другими партиями, выбор единого лидера, неоднократные встречи и неофициальные переговоры с представителями администрации президента, политический торг за количество мест в парламенте. Хотя я не исключаю, что президент и его окружение уже договорились с представителями «нужных» партий поделить «пирог», а Центризбирком постфактум формально зафиксирует результат.
Однако все может выстроиться по-другому. Некоторые партии «в душе» будут не согласны на выделенную им квоту в парламенте и естественным образом затаят у себя «камень за пазухой». Поэтому естественно, что они применят различные изощренные схемы и сделают все, чтобы обогнать конкурента на повороте и стать доминирующей партией в ЖК. Не надо забывать и про «пятую колонну», которая представлена более чем 12 тыс. НПО. С какими партиями они будут сотрудничать, кого будут поддерживать, через какие партии они захотят протащить в парламент прозападных политиков? Если учесть, что четкой законодательной базы у выборов пока нет, а форма правления у нас по конституции парламентская республика, то для нашего президента Атамбаева и его партии это довольно серьезный вызов.

Вы комментировали поездку оппозиционеров в Вашингтон, называли ее «смотринами» новых оппозиционеров перед парламентскими выборами. Вы считаете, что в Киргизии есть возможность революции?

Я посчитал своим долгом высказаться по поводу заявлений оппозиционного депутата Жогорку Кенеша Омурбека Абдырахманова, который рассказал о планах посетить США. Сейчас он и его соратник Равшан Жээнбеков уже закончили обход вашингтонских кабинетов. Но они мало того что анонсировали свой визит в США, так еще и говорили об одной из целей: расширить информационное поле и предоставлять населению Кыргызстана объективную информацию. Так они намекали на то, что в Кыргызстане общедоступно российское телевидение, государственные каналы. Однако я считаю, что эта цель – прикрытие. Конечно, они обсуждали со своими кураторами выборы 2015 года в Жогорку Кенеш. В своей заметке для газеты «Вечерний Бишкек» я написал, что демократические ценности нужно обсуждать дома, с представителями власти и гражданского общества, а не отправлять посольства в другие страны и намечать передел власти. В республике работает, как я уже сказал более 12 тыс. НПО. Некоторые говорят 16 тыс., другие – 20 тыс. Точно известно, что в налоговую службу они отчисляют порядка 4 млн долларов социальных выплат ежегодно, а представители самих НПО говорят, что не менее 18 тыс. человек работают в этих организациях. Интересно, что в горнодобывающей отрасли, которая составляет не менее четверти ВВП, у нас задействовано всего 8 тыс. граждан. Суммарно фонд зарплаты всех сотрудников НПО равняется 20 млн долларов. Примерно столько выделяется ООН, ЕС, ОБСЕ и США на поддержку общественного прогресса и укрепления демократических ценностей в Кыргызстане. Если наши оппозиционеры в политическом смысле провалятся, то будьте уверены, что вот эта армия «энпэошников», как у нас их называют, создаст политическое давление через митинги. И тогда можно ждать «майдана» по украинскому сценарию. Я обращаю на это внимание уже сейчас, чтобы мы были готовы. Революционный путь – не наш путь, мы уже пробовали через него добиться улучшений. Наш путь эволюция. Вот какую мысль я хочу донести до граждан своей страны.

Немає коментарів:

Дописати коментар