неділя, 5 жовтня 2014 р.

Компартию Казахстана окончательно "сливают"?

На прошлой неделе прошло аж две пресс-конференции, на которых выступили некоторые бывшие и нынешние члены Компартии, заявившие о необходимости реорганизации объединения. До этого якобы о выходе из КПК заявили члены актюбинской и талдыкорганской организаций. Подобного рода неожиданные кризисы и так в деградирующей организации происходят явно не случайно, и видимо происходит окончательная ликвидация партии.

КПК длительное время на протяжении десятилетия находилась в состоянии постоянного угасания и разложения и поддерживалась финансово на плаву в основном лишь партнерами по либеральному оппозиционному полю. Членская и кадровая база партии сократилась во много раз, не считая того, что партия практически полностью самоустранилась от попыток участия в протестных движениях, социальных и трудовых конфликтах, а идеология уже давно не соответствовала её названию.
Еще ранее в 2001 году в КПК по инициативе Серикболсына Абдильдина провели массовую чистку рядов от радикальных и «экстремистских» элементов. Фактически по просьбе властей было разгромлено всё левое крыло партии, которое хоть как-то было связано с рабочим движением и участвовало в восстановлении партии с начала 90-х годов. На их место были выдвинуты Владислав Косарев и ново-старые аппаратчики, которые и инициировали раскол КПК в 2004 году.
К концу 2001 года Серикболсын Абдильдин и его соратники резко переориентировались на ту часть молодой буржуазии, которые создали право-либеральный Демократический Выбор Казахстана (ДВК). Фактически часть актива партии и движения «Поколение» стало кадровой базой по формированию структур новой буржуазной оппозиции, инициированный «младотюрками». В последующем этот альянс оформился в предвыборный блок ДВК-КПК в 2003 году.
Акорда со своей стороны постаралась организовать раскол и сформировать партию клон, что ей и удалось сделать в 2004 году за счет второго секретаря ЦК Владислава Косарева. Этот абдильдинский партиец еще недавно в 1999 году, до своего вступления в КПК, баллотировался в Мажилис в Акмолинской области от Гражданской партии олигарха Машкевича и поливал марксизм-ленинизм как «пережиток прошлого». В 2004 году он стал по сговору с властями главой новоиспеченной Коммунистической Народной Партии Казахстана (КНПК), структуры которой формировались при участии местных акиматов.
В эту новую партию, помимо части старых бюрократов, вошли многие известные провокаторы и действующие агенты спецслужб. Именно она и сыграла свою роль в деле раскола «традиционного» электората на выборах в Мажилис в 2004 году, что привело к тому, что ни одна их этих двух компартий не прошла в Парламент.  Следующие выборы 2007 года КПК Абдильдина бойкотировала, а КНПК с треском провалилась во второй раз.
Таким образом власти, олигархи и руководители ЦК фактически убрали с политической арены старейшую партию, превратив ее в мертвую структуру. Приход в КПК в 2010 году в качестве первого секретаря Газиза Алдамжарова не только не оживил партию, но наоборот, закат её стал еще заметнее и быстрее. Бывший гурьевский партиец, в начале 90-х сопредседатель Социалистической партии Казахстана, затем один из руководителей кажегельдинской Республиканской Народной Партии Казахстана (РНПК) в конце 90-х, работник аппарата администрации президента и полномочный посол РК в Белоруссии в нулевые, а затем и глава аблязовского БТА банка в этой же стране в конце нулевых и не мог стать фигурой по консолидации остатков КПК.
В 2011 году на волне забастовки нефтяников в Жанаозене, КПК неосторожно вошло в состав образованного по инициативе партии «Алга» «Народного Фронта», что стало причиной приостановки деятельности партии уже 5 октября этого года. КПК, таким образом, удалили из предвыборной гонки в Мажилис Парламента, чтобы не допустить участия по партийным спискам активистов и деятелей незарегистрированной «Алги». Приостановка партии и его печатного органа длилось год, после чего находящейся в коме партии, вновь разрешили существование, но процесс деморализации зашел настолько далеко, что она уже не вылезла из обморочного состояния.
Финансирование партии после разгрома «Алги» и ее дочерних структур постепенно свелось к минимуму, а Алдамжаров с 2013 года начал постоянно говорить о своем уходе. Последним вздохом партии стало ее окончательное закрепление в виде охвостья официальной «оппозиционной» Общенациональной Социал-демократической Партии Казахстана (ОСДП)  в конце мая этого года, что фактически означало политическую смоликвидацию организации, как отдельной единицы.
Теперь же идет окончательное «добивание» полутрупа, причем, именно по заказу акорды. Не исключено,  что нынешний искусственный раскол связан с проектом окончательного «объединения» двух партий в одну пропрезидентскую КНПК, особенно в преддверие возможных выборов в Мажилис. Это будет означать уже уничтожение партии. Таким образом, будет полностью закрыт доступ к партийным спискам КПК активистам запрещенной «Алги» и «монополизирован» официальный коммунистический «бренд».
Лица, которые сейчас хотят окончательной смены Газиза Алдамжарова и ставленника Серикболсына Абдильдина — Толеубека Махыжанова (исполняющего обязанности первого секретаря), намереваются протолкнуть уже абсолютно полную марионетку акорды, которая и довершит процесс «слияния и поглощения». Их идеи о смене названия партии также с головой показывают их намерения. Поэтому никакие это не «реформаторы» партии, а ее окончательные ликвидаторы из той же среды чинуш, подхалимов, провокаторов и безыдейных старперов. Власти также могут попросту закрыть партию по факту отсутствия необходимой численности членов (требуемый минимум 40.000).
Впрочем, КПК уже давно не являлась левой партией, сменив свой идейно-политический багаж еще в начале нулевых и став частью буржуазной оппозиции. Все антисоциальне реформы и действия правительства, крупные трудовые конфликты и протестные движения прошли мимо этой структуры. Мы нисколько не собираемся лить слезы по окончательному сходу этой обанкротившейся партии, запутавшейся и разложившейся изнутри. Власти просто своими действиями по тотальной зачистке политического поля лишь ускоряют исторический процесс.
Социалистическое Движение Казахстана считает необходимым усилить свою работу в деле пропаганды среди активистов профсоюзов и социальных движений строительства новой левой рабочей партии, пусть и не зарегистрированной, с социалистической идеологией и радикальной программой действий, которая и станет представителем трудящихся и угнетенных слоев общества. Опыт самоорганизации и политического роста показали воочию нефтяники Жанаозена, которые доросли в процессе забастовки до понимания необходимости формирования собственной партии, способной бросить вызов режиму и крупному капиталу.

Немає коментарів:

Дописати коментар